Реверсивная машина

Реверсивная машина

Национальная акционерная компания (НАК) «Нафтогаз Украины» после перерыва в несколько лет заявила о готовности возобновить минимальные закупки газа у российского «Газпрома» уже в I квартале 2018 года. Соответствующие планы компании вызвали резкое недовольство в правительстве Украины, в результате между ведомствами начались полноценные боевые действия, погружающие и без того нестабильную украинскую экономику в полный хаос. Почему в «Нафтогазе» резко «переобулись», реально ли Киеву возобновить отношения с «Газпромом» и чем грозит Украине внутренняя война за газ.

Газовые отношения России и Украины зашли в тупик еще в конце 2015 года. После серии тяжелых дискуссий «Газпром» прекратил поставлять на Украину газ без предоплаты, в «Нафтогазе» ответили, что будут покупать голубое топливо у европейских поставщиков по так называемой реверсной схеме и никогда-никогда больше — в России.

Собственно, понятие «реверсный газ» можно считать наследием госпереворота-2014, хотя экспериментировать с поставками топлива из Европы на Украине начали еще во времена президентства Виктора Януковича. Впрочем, тогда объемы поставок были несерьезными, а высокая цена сделала реверс убыточным, и от него отказались. Однако во времена новой власти реверс вернулся в газовый баланс (уже в сентябре 2014-го Украина получила почти 1 млрд куб. м газа из Словакии и Польши).

Затем реверс и вовсе стал основным источником газовых поставок для Киева. Украинская сторона изначально объясняла желание покупать в Европе ценой — мол, тут дешевле. Однако этот аргумент не выдерживает критики. Российский газ становился для Украины дороже, лишь когда она переставала соблюдать действующие сейчас соглашения, в том числе по внесению предоплаты. Не секрет, что Украина последние годы покупает газ у европейских поставщиков в среднем на $30–50 (за тысячу кубов) дороже, чем могла покупать у «Газпрома». В итоге за год накапливается приличная сумма, тем более для кризисной украинской экономики.

Но зачем это было нужно? Именно под «реверс» Украина получала кредиты: ЕБРР предоставил Киеву возобновляемую кредитную линию на $300 млн для покупки газа к отопительному сезону (на прямые закупки эти средства тратить было нельзя). Кроме того, покупать у «Газпрома» Украина не могла как раз из-за спора о цене — опасалась, что предоплату за новые поставки в Москве зачтут в погашение накопленных долгов. Ну и самое главное, уже начиная с лета 2014-го «Газпром» и «Нафтогаз» судились в Стокгольме, что ставило Украину в двусмысленную ситуацию: в Киеве считали, что, продолжая покупать газ у российского поставщика, они могут повлиять на решение суда, причем не в свою пользу.

Сколько стоит незалежность

Таким образом, отказ от российского газа изначально был политической позой «Нафтогаза» и Украины, однако со временем ее удалось возвести в абсолют. В публичных выступлениях украинских чиновников появился отсчет времени, проведенного страной без российского газа, — на сайтах «Нафтогаза» и «Укртрансгаза» были даже соответствующие счетчики. Причем в отношении последнего это было вдвойне смешно: компания получает прибыль от транзита российского газа в Европу, без него она — всего лишь владелец тысяч тонн металлолома (газовых труб и газоперекачивающих станций). Президенту Порошенко затея предсказуемо пришлась по вкусу: «избавление от российской газовой зависимости» дважды звучало в его новогодних выступлениях, а уж на рядовых брифингах — постоянно.

Апофеозом стал 2017 год, когда украинская пресса, инфицированная реверсной лихорадкой, всерьез взялась устанавливать: у кого же всё-таки Украина покупает газ и чей он? С удивлением и негодованием установили: газ до сих пор… российский, хотя и поставляемый европейскими трейдерами. После чего окрестили его «условно российским» и на этом успокоились.

Но остался другой вопрос. В 2014-м реверсную схему запускали с целью сэкономить. Каков же экономический эффект за два года? Согласно подсчетам экспертов, «Нафтогаз» с конца 2015 по конец 2017 года переплатил $1–1,2 млрд. Такова реальная цена фиктивной «газовой независимости».

«И снова здравствуйте!»

Однако решение Стокгольмского арбитража, озвученное в конце декабря прошлого года, кардинально изменило ситуацию. Напомним, суд не только обязал «Нафтогаз» вернуть накопившиеся долги, но и вновь покупать у «Газпрома» газ — как это и обозначено в контракте. Правда, одновременно суд снизил объем обязательного к покупке газа до 4–5 млрд кубометров. И внезапно оказалось, что «Нафтогаз», который еще вчера отмечал помпезные юбилеи по времени, проведенном без российского газа, снова готов покупать газ в России — потому что это выгодно, более того — «невыполнение такого решения с точки зрения коммерческой логики — это фактически выстрел себе в ногу».

Как рассказал iz.ru украинский эксперт, сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич, лично у главы «Нафтогаза» Андрея Коболева есть сразу несколько причин выступать за возобновление отношений с «Газпромом».

На протяжении всего рассмотрения иска Украины в Стокгольмском арбитраже именно он был своего рода медийным лицом этого процесса и постоянно комментировал детали журналистам. Кроме того, арбитраж рассматривал газовый спор между «Нафтогазом» и «Газпромом», а не между Украиной и Россией. То есть выполнение решения суда — в первую очередь ответственность Коболева как главы компании.

Но есть и другие, более прикладные причины. По предварительно озвученным данным, 5 млрд кубометров газа, которые «Нафтогаз» по решению суда в 2018 и 2019 годах обязан покупать у «Газпрома», обойдутся Украине примерно на 10% дешевле реверсных поставок. Больше двух лет Украина радостно покупала дорогущий реверсный газ и вдруг сейчас решила экономить?

Дело в грядущем разделении компании. Европа выдвигает по ряду направлений собственные условия, поэтому на Украине в рамках «евроинтеграции» тоже худо-бедно перестраивают рынок энергоносителей под требования Третьего энергопакета (комплекс документов, регулирующих энергорынок в ЕС). Один из принципов: разделение функций добычи, транспортировки и продажи — этим не может заниматься одна компания.

Для «Нафтогаза» — это тяжелый удар, ведь компания показывает прибыльность в основном потому, что в ее составе находится «Укртрансгаз» (оператор газотранспортной системы Украины). Один только транзит российского газа в 2017 году принес ей $2,5 млрд прибыли плюс поставки украинским потребителям. За счет этих денег оплачиваются так называемые спецобязательства «Нафтогаза» — продажа газа бюджетным учреждениям ниже его рыночной стоимости.

Сегодня в бюджете «Нафтогаза» нет денег даже на то, чтобы выплатить «Газпрому» долги, накопленные в 2013–2015 годах ($1,5–2 млрд). Если же забрать у него «Укртрансгаз», это будет означать ежегодную финансовую дыру на эту сумму. Поэтому Коболев внезапно и озаботился экономией, утверждает Марунич.

В итоге сегодня на Украине сложился очередной газовый парадокс. Национальная газовая компания выступает за возобновление покупки газа у «Газпрома». Правительство Украины, а также профильное министерство резко против, вплоть до того, что компании не утверждают финансовый план под эти закупки.

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.