Аграрная реформа на Украине: пострадавшие и выгодоприобретатели

Аграрная реформа на Украине: пострадавшие и выгодоприобретатели

Несмотря на золотые горы, которые обещают экономисты в качестве эффекта от открытия рынка земли, и тонкие намеки Запада, ни одно из украинских правительств на этот шаг не решилось. Зеленский, имеющий очень высокий уровень популярности, может рискнуть…

Общественная поддержка
Недавно фонд «Демократические инициативы» (ФДИ – ред.) порадовал нас данными, согласной которой свободную куплю-продажу земли поддерживают свыше 50% граждан Украины. Что вступает в противоречие с прошлогодними данными группы «Рейтинг», которые свидетельствуют о том, что 72% граждан против отмены моратория.

На самом деле, оба результата социологов корректные, но в подходе к проблеме ФДИ есть манипуляция, к сожалению – типичная для этой уважаемой организации.

Смысл манипуляции примерно как в фильме «Бронзовая птица», где пионеры просят у художника-анархиста лодку, и тот с легкостью дает, потому что анархисты-индивидуалисты частной собственности не признают, но вот когда у него просят ключи от амбара, где весла лежат, возникает проблема – «ключи собственность личная, могу не дать».

Собственно, примерно такова логика украинцев в вопросе земельного рынка – в принципе они против купли-продажи земли, но продажа земли конкретным человеком представляет его естественное и неотъемлемое право. Тем более, что действительно есть категория людей, получивших земельные участки, но уехавших в город и реально ими не пользующихся.

Коммунисты, в свое время, предлагали решить этот вопрос путем создания государственного земельного банка, который бы выкупал или наследовал выморочные земельные участки и распоряжался бы ими.В общем, ФДИ вводит руководство страны в заблуждение.

Почему люди против?
Настроения граждан имеют две составляющие – идеологическую, более характерную для городского населения, не связанного с сельским хозяйством, и практическую.С идеологической точки зрения продажа земли расценивается как продажа родины в обоих смыслах – и в малом («я за эту железку родину продал»), и в большом (придут иностранцы и все скупят).

При этом, государственные гарантии сохранения земли в собственности граждан Украины всерьез не воспринимаются: с одной стороны, все знают степень коррумпированности украинской власти, с другой – украинские олигархи воспринимаются немногим лучше, чем транснациональные компании.

Утрата земли расценивается как утрата независимости, как путь к неспособности страны самой себя прокормить. В общем, последствия продажи земли, как правило, видятся в весьма негативном свете.

С практической точки зрения люди исходят из двух обстоятельств.Во-первых, сельское население предполагает, что землю ему за собой сохранить не удастся – ее или купят (вынудят продать), или, что более вероятно, отберут. Действительно, проще не платить, а нанять бандитов/ патриотов/ветеранов АТО.

Во-вторых, продав землю, селяне лишаются значимого источника средств к существованию. Ведь работы в селе мало, в основном селяне живут за счет приусадебных участков и сдачи земли в аренду фермерам и агрохолдингам. Важный момент – арендная плата выдается, как правило, натурой, потому «обналичить» ее довольно трудно.

Социально-культурные последствия
Украинские аграрные производители совершенно честно признают, что из нынешнего сельского населения им нужно примерно 20%. В действительности даже еще меньше, поскольку квалифицированная сезонная рабочая сила (персонал кочующих тракторно-комбайновых бригад, например) может жить и в городах, а неквалифицированную вполне можно завозить откуда-нибудь из Сирии или Вьетнама (глобализация).

Самое интересное, что они, в общем-то, правы. В Украине действительно ненормально высокая доля сельского населения – 30%. Это следствие советской системы организации сельскохозяйственного производства – малопродуктивного и требующего большого количества рабочей силы. В крупных европейских странах сельское население составляет менее четверти жителей (а в небольшой Дании и вовсе 15%), но занятых в сельском хозяйстве всего 1-2%.

Поэтому опасения селян, в общем-то, вполне обоснованные – им действительно не находится места в стране с открытым земельным рынком.С социальной точки зрения рынок земли будет означать стремительное выдавливание людей из сел в города, где, скажем прямо, рынок рабочей силы и так переполнен. Так что социальная ситуация в городах будет ухудшаться – снижение уровня зарплат, рост безработицы, рост стоимости жилья, алкоголизм, наркомания, бандитизм.

Рассчитывать остается только на то, что население сел, преимущественно, достаточно пожилое и сдвинуться с места ему будет трудно – будут вымирать на месте. Голодомора в аграрной сверхдержаве не видали? Увидите.

В культурном плане стоит отметить забавный момент – больше всего агитировали за рынок земли те же люди, которые считают село колыбелью Украины. А ведь село-то исчезнет. В том числе и село, как источник народной культуры, которую можно было бы переработать городе и представить как сугубо национальный продукт.

Экономический аспект
Экономисты, обычно, апеллируют к повышению капитализации украинских ресурсов в результате открытия рынка земли. Однако, этот выигрыш чисто виртуальный. На практике все будет немного иначе.

Большая часть сельскохозяйственного производства у нас осуществляется крупными агрохолдингами, которые как распоряжались землей, так и будут ею владеть. Реальное производство не вырастет.

А вот фермеры пострадают – они ограничены в средствах, не смогут выкупить или расширить резко подорожавшие земельные участки. Рассказы о том, что сельское хозяйство Европы базируется на фермерстве, явно имели в виду нечто иное.В общем же от открытия рынка выиграют, прежде всего, перекупщики-спекулянты.

Выгодоприобретатели
Выиграть могут три группы действующих лиц.Во-первых, это уже упомянутые перекупщики, но, разумеется не мелкие, а крупные.В начале 2010-х годов ходили слухи о том, что в качестве спекулянта планирует выступить «семья Януковича». Расчет был очень простой – выкупить, пользуясь законодательными ограничениями (только гражданам Украины и т.п.), как можно больший клин земли, а потом его продать зарубежным покупателям. В СМИ описывались даже схемы накопления средств. Так это было или нет — сейчас уже не установишь. Но факт остается фактом – «регионалы» на отмену моратория не пошли.

Сейчас в качестве перекупщиков может выступить крупный украинский капитал. Сами по себе Ахметов, Коломойский и Пинчук на занятие сельским хозяйством, кажется, не настроены, но возможностей выкупить (в смысле – оформить на подконтрольные им фирмы) и выгодно перепродать землю у них больше, чем у кого-либо.

Во-вторых, это владельцы крупных украинских агрохолдингов. Косюк, Бахматюк, Веревский и другие уже сейчас контролируют значительные земельные наделы и, как можно предположить, вовсе не против закрепить эти наделы за собой и даже их расширить.

Тем более, что в случае открытия земельного рынка размер арендной платы возрастет в разы и современная модель работы агрохолдингов станет намного менее привлекательной финансово.

В-третьих, это крупный западный аграрный капитал, для которого проблемой является не так стоимость земли, как ее наличие.Ну и, разумеется, законодательные ограничения, которые не дают работать в Европе той же «Монсанто» – мировому лидеру по выращиванию ГМО-продукции. У нас, правда, это тоже запрещено, но… у нас же правительство либертарианцев.

Резюме
Открытие земельного рынка – мероприятие с огромными и труднопросчитываемыми социальными, экономическими и политическими рисками. Именно потому предыдущие правительства воздерживались от отмены земельного моратория.

Для нынешнего же правительства важнее идеологическое наполнение процесса – соответствие Украины абстрактно понятым либеральным догматам. Ну и, вероятно, ожидаемая благодарность от выгодоприобретателей.

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.